Варвары с дипломами?

Вот уже два десятилетия мы живем в информационном обществе, где образование стало ведущим фактором прогресса. Но не сыграет ли глобализация дурную шутку с человечеством, превратив дипломированного специалиста из носителя культуры
в воинствующего обывателя с ограниченным набором навыков
и умений?

О парадоксах, которые преподнесла миру высшая школа в третьем тысячелетии, рассуждает историк науки Иван Терновой:

— Основными конкурентами в сфере высшего образования в наше время являются системы европейского и американского университетов.
У каждой из них — своя история, преимущества и недостатки.

Понемногу обо всем

Классический европейский университет — это академический институт, главная задача которого — производство и распространение культуры. Эта миссия тесно связана с его научной и образовательной функциями.

Усвоение определенного объема знаний никогда не было самоцелью европейского университета. Да и профессиональная подготовка выпускников до поры до времени  не выдвигалась на первый план. Здесь учили методам свободного познания, работе с первоисточником, умению самостоятельно осваивать новые пласты информации.

Кредо европейской университетской системы — «знать понемногу обо всем», то есть энциклопедичность познаний. Ее основополагающие принципы — независимость от власти, политики и экономического диктата, автономность и незаангажированность научных исследований. Именно эти качества классического европейского образования завоевали ему такой безусловный авторитет в мире. Так было вчера.

Все ни о чем

Как ни печально, сегодня европейский университет переживает кризис. Доминирующую позицию заняли «кузницы кадров» — американские университеты. Они характеризуются суперсовременной лабораторно-исследовательской базой, мощными частными инвестициями и ранней адаптацией студентов к рынку труда. Да и профессора, чтобы выжить в динамично меняющемся мире, из свободных исследователей превратились в синдикат ученых, который заинтересован в том, чтобы повыгоднее продать «интеллектуальный продукт».

Безусловно, такие метаморфозы университетского образования связаны с тем, что человечество неуклонно дрейфует в сторону глобализации. Образовывается единое правовое, экономическое и культурно-информационное пространство, по которому свободно перемещаются товары, капиталы, работники, идеи и их носители. Этот процесс неизбежно связан с международным разделением труда.

Чем уже, тем дороже?

Транснациональным корпорациям стало выгодно «не отходя от кассы»  готовить в каждой отдельно взятой стране приспособленные к их нуждам кадры — в национальном университете по специально разработанным учебным программам. Естественно, широта образования в новых условиях теряет смысл, поскольку «не рентабельна». Вузы американского образца пекут, как пирожки, узких специалистов, «натасканных» на выполнение локальных задач, четко интегрированных в промышленность и бизнес. Поэтому девиз университетского образования по-американски — «знать все ни о чем».

Именно констатация этого факта привела испанского философа и социолога Хосе Ортегу-и-Гассета к печальному выводу: «Инженер, врач и учитель отныне превращены в новых варваров с дипломами. Они не являются более носителями культуры — только лишь высококлассными специалистами в определенной узкой сфере знания».

«Все — применительно к будущему месту  работы» — примерно так это выглядит
в современном исполнении. А если еще проще и грубее — «все на продажу». И тут уже не до высоких материй.

Ирина РОДИНА

Читайте также:

Ваш отзыв