Истории из жизни NГУ-VIII

Вино и женщины

Горькие пиры одиноких женских сердец — это стихия. Блажен тот, кому на правах своего в доску удалось на них попасть.

На одном из таких пиров я услышал заслуживающую внимания фразу:

— Сидим пируем. Все у нас есть — вино и женщины.

Сюрпризы

В цене у нас были  добрые сюрпризы. Мишенями их были, разумеется, девушки. Помню, скажем, диалектологическую практику в Вешках. Там, мы, сознаюсь, проникли в сад к писателю Шолохову и, уподобляясь его персонажу Лятьевскому, нарвали цветы. Потом мы влезли по стене в окна второго этажа интерната, где ночевали наши девочки, и разложили белые букетики у их изголовий. Мы были очень горды собой, хотя сюрприз этот был так себе, средней руки, да и способ его организации не назовешь экологически чистым.

Вот когда мы подсовывали выигрышные билеты книжной лотереи или инсценировали нахождение на улице денег, дабы поддержать одну бедную студентку, это было поинтересней и поблагородней. А что до букетов, то мы научились подкладывать их давно: под двери, на балконы, в форточки — куда угодно. Но из всей этой гирлянды приятных сюрпризов мне запомнилось два: один  устроил я сам для очень наивной девушки, другой Серж устроил своим друзьям.

Девушка-провинциалка училась на вечернем отделении мехмата и, прямо скажем, не купалась в роскоши. Снимала она угол у хозяйки и высаживала на отведенном ей окошке зеленый лук для поддержания юного своего организма. Жизнь ее напоминала мне жизнь девушек из рассказов О.Генри. Я был растроган  и решил устроить нечто в духе этого любимого мною писателя.

Было у нас в городе относительно хорошее кафе «Белая акация», но еда там по студенческим меркам стоила дорого, и гордая девушка ни за что не позволила бы себя там накормить. Тогда в редакции мехматской стенгазеты я изготовил на пишущей машинке документ, который назвал «Квиток-талон одноразового питания». Собственно, это был лист формата А4. Он содержал общую шапку, набранную под синюю отвратительную копирку и отрывные «Квитки-талоны», граница которых была обозначена многократно повторенным дефисом.

Девушке я сказал, что мне удалось раздобыть редкую штуку — квиток-талон. Она лишь ахнула. Я же по этому талону несколько раз сводил ее в «Белую акацию». Там я сажал наивное дитя за столик на улице подальше от кассы, а сам просто оплачивал наши обеды, якобы расходуя на каждый соответствующий «квиток-талон».

Заказать книгу можно здесь:

Читайте также:

 

Об авторе: Хазагеров Георгий Георгиевич — профессор Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону), доктор филологических наук по специальностям «Русский язык» и «Теория языка», преподавал как на языковых, так и на литературоведческих кафедрах, в том числе в Московском государственном педагогическом университете, Высшей школе экономики (г. Москва). Автор десяти книг по филологическим дисциплинам.

Ваш отзыв