Девушка с нижних улиц. Часть 11-я

Предыдущие части захватывающего мистического детектива находятся здесь.

— Чтобы понять историю с привидениями, надо рассмотреть явление
с двух точек зрения: с точки зрения привидения и с точки зрения человека, которому оно привиделось. Там, где эти линии сходятся, лежит разгадка. Кем было привидение при жизни и почему оно явилось именно этому человеку — вот два вопроса, которые необходимо разрешить в мистическом расследовании.

Когда еще я не принимал истории всерьез, у меня мелькнуло соображении о кощунстве с цветами, и об обманутой девушке, на могилу которой были возложены цветы. Но когда Георгий Георгиевич, — поклон в сторону профессора, — рассказал о несчастных кадетах, я вспомнил, что в здании юридического факультета располагалось когда-то военное училище. Но в тот момент я был увлечен игрой и приятным общением, и не дал этим мыслям хода.

Утром, когда я понял, что все серьезно, я снова вернулся к этим мыслям. Теперь я рассуждал так. Привидение было когда-то нищенкой, и чистенькие, как бы мы сейчас сказали, «правильные» кадеты вызывали у нее зависть. Ей хотелось отомстить всем счастливым за свои собственные несчастья. Некоторые люди называют это справедливостью, — философски  изрек Чигринский и  сделал паузу.

—  Есть, однако, люди, — продолжал морализировать он, — которые собственный успех, основанный зачастую на везении, возводят в ранг добродетели и глубоко презирают всяческих неудачников. Если бы я был привидением грешной нищенки, я выбрал бы себе в качестве жертвы именно такого человека. Будем справедливы: Королев, выходивший из того же здания, из которого выходили когда-то кадеты, и брезгливо поглядывающий на недорогие иномарки, был идеальным объектом.

Тут я вспомнил о читальном зале. Вспомнил, потому что Николай никогда не был особенным книгочеем. Признать это требует справедливость, — присовокупил Чигринский.

— Я позвонил Георгию Георгиевичу и спросил, не знает ли он случайно какой-нибудь истории, связанной с читальным залом в здании юридического факультета. И тут Георгий Георгиевич сообщил мне, что до революции там была молельная комната, и возвышение на выдаче есть не что иное, как амвон.

Наступило молчание. Оба собеседника внимательно смотрели на Чигринского.

— Теперь о крысах, – сказал он. «Мышиное пятнышко» я пропустил мимо ушей. Но хвостик и заброшенный дом сразу навели меня на мысль об этих смышленых животных.
Я вспомнил рассказ Грина «Крысолов», где, как известно Георгию Георгиевичу и неизвестно Николаю, крысам приписывается способность внушать людям галлюцинации.

К тому же фамилия «Королев» вызывала у меня ассоциацию со словом «крысиный король». Кстати, весьма неприятное явление. Заброшенный дом, на котором написано «Квартиры», но в котором никаких квартир нет, — совсем неплохое место для оборотня крысы. Опять же бывшая доносчица, фамильный склеп, квартирный вопрос…

— Все это прекрасно иллюстрирует ход ассоциативного мышления, — подал реплику Харитонов. — Удивляюсь только, почему сюда не было подверстано свидание у Дома офицеров. Но одно дело — это связи в нашем сознании, а другое — связи причин и следствий в реальности.

— Ваша версия? — живо обернулся к собеседнику Чигринский.

Георгий ХАЗАГЕРОВ
(Продолжение следует).

Ваш отзыв