Великий Могол. Часть 17-я

(Предыдущие главы читайте здесь).

— Вскрывал нарыв на … ягодице.

— И что вы обнаружили? — напрямую спросила курсистка.

— Ничего серьезного, — пожал плечами доктор.

Вера смотрела на него, не мигая.

«Странная девушка, — подумал доктор,  — и фигура у нее странная. А что-то в ней все-таки есть».

— Ну что ж, поборница прогресса, — вам предстоит пройти в эту комнатку,  раздеться и стать вплотную
к экрану, который вы там обнаружите. Вы можете сначала зажечь свет, но потом обязательно погасите его. Я же не буду заходить туда. Вы не боитесь?

— Нисколько! — ответила Верочка. — А вы никогда не использовали Х-лучи при осмотре Ярыгина?

— В этом не было необходимости.

Верочка вошла в комнату, бестрепетно разделась и выполнила все предписания доктора Трупье. Юзефу срочно пришлось покинуть свое убежище. Он спрятался во дворе и стал наблюдать за доктором через окно, выглядывая из-за водосточной трубы. Доктор отодвинул занавеску на стене. Она не скрывала  аптечку с ядом, как думал Юзеф. За нею находилось специальное окошко, сквозь которое можно было видеть предметы, просвеченные насквозь
Х-лучами. И вскоре доктор, а также тайно подглядывающий в окно Юзеф смогли увидеть как бы духовными очами загадочное устройство ригористки Верочки.

Взорам мужчин предстал скелет, как он изображен поэтом Блоком в его «Плясках смерти». Скелет, однако, не  «склонял скрипучие колена», но стоял ровно и равнодушно. Затем стали различимы бестрепетное сердце подпольщицы, а также оба ее легких. Доктор потянул за какой-то рычажок, и изображение стало подниматься вверх, проявляя все более и более нижние части тела и разжигая любопытство обоих мужчин.

О двадцатый век! Ты раздеваешь человека до самых костей, но являешь ли ты миру его неповторимую душу? Нет, ты являешь лишь то, в чем люди сходится, а не то, чем они различаются. Не такова ли и проблема пола, о которой заговорила нынешняя общественность? Любовь в самом волнующем ее проявлении уже не несет в себе индивидуальных черт.
Кто-то из философов, не то Соловьев, не то Арцыбашев, писал об этом.

Доктор вздрогнул. Вздрогнул и Юзеф. Все окошко занимал широкий таз женщины. А в левой его стороне, как бы подобием сердца, сверкало нечто имевшее форму многогранника. Это было инородное тело, некий кристалл. Ибо Природа создает такие прямые линии только
в камне, и лишь Человек способен их так огранить.

— Повернитесь к экрану спиной! — крикнул доктор в слуховую трубку, проведенную в заднюю комнату.
(Продолжение следует).

Читайте также:

Ваш отзыв