Великий Могол. Часть 21-я

(Предыдущие главы читайте здесь).

Глава 8. Туберозы

В двенадцать часов ночи, отпустив экипаж, молодая  женщина, скрывавшая свое лицо под вуалью а ля Мать,  входила в львиные   ворота виллы «Касса Миччиоло», названной так в память о незабвенном графе Джеппи, который  нашел труп своей возлюбленной в объятьях другого трупа и тоже голого.  Этот второй труп держал
в руке розу. Красная живая роза была приколота
и к шляпке Поленьки. Захочет ли господин Ярыгин быть соловьем из сказки Оскара Уайльда, чтобы пронзить свое сердце шипами этой розы? — Вот вопрос. И потом чисто технический момент: где все-таки зашит этот алмаз? Впрочем, вскрывать будет Вера, она медичка шестого семестра, дело Поленьки было заполучить труп.
Так сказала сама Вера.

Корнет Ярыгин основательно подготовился к ночному  свиданию. В комнате,  занавешенной красными шторами, имелся даже одноместный гроб, обитый черным бархатом. Надо сказать, что гроб развратник использовал и раньше, ибо того хотела купчиха Трюхина, отдыхавшая
с корнетом от серенькой повседневной жизни с узколобым, но богатым лавочником.
Но поскольку Поленька не знала, что гроб этот уже не раз бывал свидетелем и даже пассивным участником разврата, она пришла в восхищение от распорядительности и готовности корнета. Женское тщеславие ее было возбуждено до предела. Разве сможет этот скучный Павел в столь короткий срок заготовить себе гроб ради того, чтобы увидеть Верочкины прелести? «Ценою жизни ночь мою», — подумала Поленька.

— А почему гроб один, корнет? — грудным голосом спросила она Ярыгина.

— Он ваш. Я хочу, чтобы меня бросили в диком поле, как собаку, — и он потянулся расстегивать Поленькину блузку.

Лампы были уже потушены, и горел лишь красный огонек ночника. Искатели необычных ощущений были уже полуобнажены и скорым шепотом торговались по поводу содержания предсмертных записок и очередности самоубийств. Револьвер лежал на софе среди рассыпанных щедрой рукой Ярыгина соцветий тубероз. И в это время ручка двери повернулась, и в комнате показался неизвестный мужчина с мешком за плечами, в мешке брякало столовое серебро. Взор его бродил по помещению, и нижняя челюсть двигалась вослед этому взору.

— Ах! – вскричала Поленька, закрываясь фраком корнета.

Корнет же потянулся софе, очевидно стремясь овладеть револьвером (ибо вряд ли его внимание было привлечено эфирным ароматом тубероз). Но крепкая рука Крокодила тяжело легла на голое плечо Ярыгина раньше, чем жирные пальцы мнимого корнета коснулись холодной рукоятки.
(Продолжение следует).

Читайте также:

Ваш отзыв