Великий Могол. Часть 22-я

(Предыдущие главы читайте здесь).

— Ложись в гроб, — приказал бывший владелец морских диковинок. — А барышня нехай сядет сверху на крышку и не пищит.

— Павел! — закричала Поленька сама не своя от ужаса.

И верный Павел появился. Он прыгнул в комнату с подоконника,
где, по-видимому, до сих пор стоял. В руке его был финский нож.

— Брось узел, стерва! — сказал сознательный рабочий, испытывая облегчение.

Больше не надо было следить за ходом развратной сцены. Появление грабителя упрощало всю ситуацию. Погнать грабителя, а под шумок перерезать этому эксплуататору Ярыгину горло и оттащить его к Верочке. Уж она сыщет эту игрушку для богачей в теле дохлого паразита.

Но тут появилось еще одно лицо, притом лицо, вооруженное элегантным дамским пистолетом.

— Это экспроприация, господа! — сказал вошедший. — Отречемся от старого мира. Ножи
и револьверы складываем на кровать. Дамочка, приготовьте кляпы. Этого требует революционная законность.

— Вон чего, — сказал Павел,  и поскреб ножом у себя затылке. — Вы эсер?

— Разумеется. Левый. Не отрицаем террор. Скажу больше: поощряем. А вы, товарищ,
не похожи на сытенького и добренького. Пролетарий?

— Ага. Эсдек.

— Очень мило! Я читал вашего Н. Ленина. «Материализм и эмпириокритицизм».

— А я вот не одолел.

— Напрасно, товарищ, зажигательная книга.

— А я читала! — подала реплику Поленька, закрываясь фраком. — Материя — это то, что существует вне нас.

—- Запомни это, Крокодил. А я думал, вы куртизанка.

— Она наша, — хмуро сказал Павел и сдвинул брови.

В окне появился вежливый Шум.

— Двадцать шесть! — негромко сказал он.

— Ну, нам пора продолжать борьбу. Вам тоже задерживаться не советую, вытирая фраком слезы, как поет господин Вертинский. А вы, Ярыгин, оденьтесь, чтобы не было скандала. Молчание в ваших интересах. Иначе: и как один умрем в борьбе за это.

С этими словами Атласный скользнул в окно. Крокодил последовал за ним. Павел взял
в охапку Поленьку и прыгнул во двор вместе с ней. Позже оказалось, что, отступая, заговорщики забыли кое-что из предметов дамского туалета, но захватили с собой подтяжки корнета Ярыгина.
(Продолжение следует).

Читайте также:

Ваш отзыв