Великий Могол. Часть 23-я

(Предыдущие главы читайте здесь).

Глава 9. Поединок

Кокоша Волохов-Долохов, убивший на дуэли с десяток человек, спал сном младенца, если только у изголовья младенца может стоять пустая бутылка из-под шампанского, на дне которой покоится погибший ночью таракан, причудливо увеличенный толстыми стенами бутылки. Если это младенец, то  не кормилица ли склоняется над его лицом? Не мать ли пришла, чтобы поправить одеяльце, и смотрит  сейчас с умилением
на свое дитя? Нет, это не мать и не кормилица, это девка Палашка, подкупленная коварным Юзефом.

Мать же находится во дворе, в крошечном садике особняка, где собственноручно подвязывает шток-розы. В руках у Палашки склянка с атропином. Юзеф лежит на крыше и, свесившись, заглядывает
в незанавешенное окно князя. Зоркие глаза старого шпика и провокатора видят все: и дрожащие пальцы испуганной Палашки, и мирно вздымающуюся грудь Кокоши, и недвижно лежащего на спине таракана.

Вот склоняется коварная и трусливая Палашка над лицом своего барина, вот блеснула
в грубых ее пальцах тонкая пипетка, и две капли одна за другой падают в уголки глаз старого бретера. Он открывает и закрывает глаза.

Около восьми часов люди, как испуганные тараканы, если воспользоваться сравнением господина  Пешкова, выскочат из своих домов и потянутся на фабрику. Но в семь часов тропинка, ведущая от Безымянной слободки, лежащей на дне одноименной балки,  была пуста. Поднимающееся солнце то тут, то там вспыхивало в мелких стеклянных осколках, усеявших эту утоптанную тропинку. К этому времени к спуску подкатила пролетка. Правил ею сам князь, а рядом с ним сидел его секундант, молодой офицер в очках, внушивший наблюдавшему из кустов Юзефу некоторую тревогу, так как лицо его было совершенно незнакомо провокатору. И в это же самое время по ту сторону железнодорожных путей появился Трупье со своим секундантом. Им был корнет Ярыгин с несколько помятым после тревожной ночи лицом. Они отпустили извозчика и подходили пешком.

Юзеф выглянул из-за куста. Издали, с востока к месту дуэли приближалась женская фигура. Лица ее против солнца Юзеф не разглядел, но узкий верх и широкий низ не оставлял сомнений. Ему казалось даже, что широкий зад курсистки излучает алмазное сиянье. На миг он даже подумал, что это последствия Х-лучей, но отогнал эту мысль как нелепую. Вслед за Верочкой вдоль заборов крался Павел. Верный приказанию Матери, он шел за ней, не зная толком о том, что поручено юной девушке.

Дуэлянты поздоровались.

— Сюда, кажется, идет какая-то женщина, — сказал Ярыгин.

— Ничего, она куда-нибудь свернет, — ответил князь.

(Продолжение следует).

Читайте также:

Ваш отзыв