Великий Могол. Часть 24-я

(Предыдущие главы читайте здесь).

Прикрыв глаза ладонью, он попытался посмотреть
в сторону Верочки, но ничего не увидел. Верочка же действительно свернула в ближайший тупичок
и затаилась там. Павел спрятался за кустом сирени.

— Поразительно, — сказал князь своему секунданту, — но я сегодня почти ничего не вижу. Сплошной туман.

— Следственно, вам все равно, стрелять против света или нет, — рассудил Ярыгин.

Молодой секундант князя не выказал никакого протеста.

— Господа, — продолжал Ярыгин, — мы все хорошо знаем друг друга. — Может быть, покончим с этим недоразуменьем?

— Нет уж, давайте стреляться. Ромашов, объясните секунданту противника, что мы теряем время. И потом, коль я стреляю против света, мне полагается стрелять первому.

— Но мы не договаривались об очереди, — удивился Ярыгин. — Противники сходятся и стреляют друг в друга, когда того пожелают.

— Ромашов, объясните секунданту противника, что существуют еще неписанные правила дуэли. Мы стреляемся не в очередь. Это точно. Но первым должен выстрелить тот, кто стоит против света. Если секундант противника считает это бесчестным, я могу дать ему удовлетворение.

— Благодарю, — поспешно ответил растерянный Ярыгин. — Я уже удовлетворен.

Молчаливый Ромашов отмерил барьер в двадцать шесть шагов, по краям которого с трудом наклоняющийся Ярыгин воткнул две половинки поломанного кия. Он специально взял его с собой для этой цели.

Доктор был бледен и не произносил ни слова. И только, когда дуэлянты расходились, чтобы занять исходные позиции, громко сказал:

— Учтите, князь, я все равно выстрелю в воздух.

— Воздух сегодня чудесен, — произнес князь, обращаясь к Ромашову. — Помните поручик, как это было сказано у Лермонтова: воздух чист и свеж, как поцелуй младенца.

Поручик кивнул.

— Чего бы, кажется, больше? — продолжал цитировать Кокоша, выставив вперед правую ногу и посмотрев вдоль дороги невидящим взглядом.

Секунданты поспешили отойти подальше от побледневшего Трупье.

— Сходитесь! — сказал Ярыгин.

Кокоша поднял пистолет и сейчас же выстрелил.

Раздался крик, но Трупье продолжал стоять.

Все глянули вдоль дороги и увидели упавшего человека. Это был Павел. Все, включая Юзефа, но исключая князя и его молчаливого секунданта, бросились к нему. Бросилась и Верочка, выскочившая из тупичка.

Князь не стал дожидаться ответного выстрела.
(Продолжение следует).

Читайте также:

Ваш отзыв