Великий Могол. Часть 25-я

(Предыдущие главы читайте здесь).

Видно, это входило в неписаные правила дуэли. Потирая глаза, он сел в пролетку и погнал лошадь рысью. Что касается поручика Ромашова, то он просто исчез. Исчез так внезапно и так бесповоротно, как исчезает оптический обман. Исчез так, что и самый Юзеф не мог понять, как это могло случиться.

Прочие поспешили к раненому или, лучше сказать, умирающему. Белая рубаха его была залита кровью.
Он попытался приподняться на локте. Доктор Трупье велел Ярыгину разорвать на себе рубашку на бинты.

— Наше дело победит… — прошептал Павел.

Верочка склонилась над ним, и тут произошло нечто удивительное, никогда и никем до сих пор невиданное. Узкая юбка удивительной девушки треснула. Затрещало и нижнее белье,
а вслед за тем разошлись старые швы, и на землю скатился громадной величины бриллиант.

— Я это знал, — прошептал Трупье, и несчастный Павел сжал его руку, так как он думал, что это относится к его словам о грядущей победе революции. С тем и отлетела эта чистая душа.

Юзеф же схватил бриллиант, сунул его в рот, сделал судорожное глотательное движение 
и бросился бежать вдоль железнодорожных путей.

Верочка казалась скорее удивленной, чем напуганной. Ягодичного кровотечения каким-то образом удалось избежать, видно, вокруг камня за долгие годы образовалась сумка. Ярыгин уже изорвал свою рубашку, и доктор делал тампон.

А Юзеф бежал вдоль железнодорожных путей, и когда его обогнал товарный состав, ловко прицепился к последнему вагону.

(Продолжение следует).

Читайте также:

Ваш отзыв