Профессор погиб под колесами чиновничьего беспредела

На месте трагедии.27 сентября около 11 часов утра в результате «наезда» черной «Тойоты», за рулем которой находился пьяный чиновник областного правительства, во дворе собственного дома был тяжело ранен известный краевед, радиожурналист, профессор ЮФУ Владислав Смирнов. В больнице он скончался: травмы оказались несовместимыми с жизнью, а сердце не выдержало операции.

Вскоре после того как машина начальника отдела судебной и договорной работы правового управления при донском губернаторе Валерия Будаева, протаранив несколько ларьков уличного рынка на пересечении Крепостного-Горького, наконец остановилась, на место ДТП примчались аж четыре полицейские машины и много-много автомобилей с номерами АРО. Было совершенно очевидно, что бывший федеральный судья, а ныне юрист из правительства Ростовской области, несмотря на огромное количество свидетелей аварии, решил задействовать все связи. Или это сделала его супруга?

Последнее предположение, наверное, ближе к истине, поскольку вытекает из невменяемого состояния человека, управлявшего «Тойотой». Очевидцы утверждают, что он плохо держался на ногах, не мог самостоятельно выбраться из машины и обмочил штаны. Тем не менее «корочку» в нос полицейским ткнуть не забыл, а из машины «скорой помощи» попытался сбежать. Супруга же этого достойнейшего человека с ходу начала уверять «гайцев», что за рулем сидела… она. При этом сам Будаев пресечь жертвенные порывы своей жены даже не пытался.

Итак, все указывало на то, что это дело будет «расследоваться» по-особому и имеет все шансы быть замятым. Однако уже в воскресенье вечером на сайте МВД Ростовской области появился сдержанный текст официальной сводки:

«27 сентября около 11 часов водитель автомобиля «Тойота Хайлендер», двигаясь задним ходом по переулку Крепостному в направлении от улицы Максима Горького к улице Пушкинская, в нарушение Правил дорожного движения РФ, не убедившись в безопасности осуществляемого им маневра, допустил столкновение с двумя припаркованными автомобилями. После этого, продолжив движение, он выехал на тротуар, где допустил наезд на торговый павильон, внутри которого в этот момент находились двое граждан — пожилые мужчина и женщина.

В результате ДТП граждане получили телесные повреждения различной степени тяжести и были доставлены в больницу, где в результате полученных травм мужчина скончался. Водитель автомобиля «Тойота» от прохождения медицинского освидетельствования отказался, по материалам имеющейся проверки следствием установлено, что он находился в состоянии алкогольного опьянения.

Учитывая все обстоятельства, следователи полиции возбудили в отношении водителя автомобиля «Тойота Хайлендер» уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ. Решается вопрос об избрании меры пресечения. Проводится расследование».

Будаев пытается отрицать очевидное.

К этому времени Ростов уже кипел — в соцсетях и на сайтах электронных СМИ горожане обсуждали происшествие. Были выложены фотографии, сделанные с мобильников и планшетов случайных прохожих и свидетелей этого вопиющего ДТП. Ведь в наш технологичный век утаить шило в мешке становится все труднее.

О масштабе аварии дает некоторое представление этот ролик, размещенный самодеятельным автором на сервисе YouTube:

Очевидцы рассказали, что, «выезжая с парковки», джип задом зацепил две машины, одна из которых влетела в веранду кафе, а другая — сбила столб линии электропередач. Было смято несколько ларьков, пострадали в общей сложности пять человек. Торговец одного из павильонов оказался заблокирован обломками, и его эвакуировали сотрудники МЧС.

Падая, столб опрокинулся на ларек, в очереди к которому стояли в это время профессор Владислав Вячеславович Смирнов и его жена Елена Петровна. Они приняли удар на себя. Оба были доставлены в горбольницу имени Семашко. За жизнь Смирнова несколько часов боролись медики, но тяжкие травмы и больное сердце взяли свое… Профессор скончался, его жена с двумя переломами до сих пор находится в больничных стенах.

Любая нелепая смерть трагична, но вчера по вине пьяного представителя чиновничьей братии погиб человек необыкновенный, выдающийся — мэтр радиожурналистики, талантливый преподаватель, замечательный краевед. Через лекции Владислава Вячеславовича прошли все поколения действующих ростовских журналистов, а его 11 книг по истории Ростова стали явлением культурной жизни России. Это бесценный дар Смирнова городу, который даже не был ему родным: в 60-х годах он переехал к нам из Владимирской области и с тех пор, влюбившись в несравненный ростовский колорит, создавал со смиренной кропотливостью ученого и вдохновением поэта свою летопись южной столицы, пытался разгадать загадку характера «коренного ростовчанина».

Владиславом Смирновым написано более двух тысяч научных, публицистических и художественных работ. Он автор 20 сборников стихов. Биографии и творчеству Смирнова посвящена статья в Википедии. Но один из самых выдающихся его талантов — способность влиять на людей, быть настоящим учителем, который примером собственной личности задает ученикам высокие ориентиры профессии, не позволяя скатываться на скользкий путь халтуры, пошлости и верхоглядства.

Закон и законники

Уже второй день ростовские журналисты горюют в Фейсбуке, размещают мемориальные заметки и фото, обещают «держать дело на контроле» и добиться справедливого возмездия для человека, виновного в смерти любимого учителя. Но возмущение переросло узко корпоративные рамки: вчерашнее происшествие на Крепостном и возможные его последствия активно обсуждают самые далекие от журналистики люди.

Прогнозы не слишком оптимистичны: народ у нас ученый и знает, что близкие к властным структурам люди выходят сухими из воды в самых вопиющих обстоятельствах. Всем памятен случай с депутатом гордумы Дмитрием Островенко, по вине которого три года назад на Чехова — Садовой погиб прекрасный парень — студент Игорь Вербенко. Так же, как ныне — начальник правового отдела правительства РО Будаев, депутат ростовской думы разъезжал на роскошной иномарке по центру города в состоянии алкогольного опьянения. «Наказанием» убийце стало пребывание в колонии-поселении, откуда он вышел по УДО и ныне преспокойно разгуливает на свободе.

Поэтому в комментариях ростовчан о вчерашней трагедии с равной силой звучат две основные тональности — гнев и горечь, ярость и скепсис. Люди хотят верить в торжество законности и справедливости… и не могут.

И у них есть для этого основания. Вчера вечером среди комментаторов новости о «V.I.P.-аварии» на сайте 161.ru , как чертик из табакерки, выскочил начальник Валерия Будаева.  Решив защитить от разъяренных горожан своего подчиненного, он оставил автограф следующего содержания:

«Я — Осыченко Евгений Валерьевич. Начальник правового управления при губернаторе Ростовской области… Человек, о котором здесь говорят и пишут, — мой подчиненный. Это высокопрофессиональный юрист и опытный руководитель… Что произошло в его жизни за последние 24 часа, почему в таком виде оказался за рулем, что именно там делал — жал на газ, или просто сидел — я не знаю… В настоящее время он задержан, и поговорить с ним я не могу…Есть то, что есть… Трагедия… Жертвы… Виновный​… И всё же навешивать на человека все мыслимые и немыслимые обвинения, грехи и ярлыки — едва ли правильно… Я сочувствую семье погибшего».

Несмотря на туманные многоточия и велеречивый тон, ростовчане не посчитали убедительными аргументы Осыченко о «высоком профессионализме» юриста, в пьяном виде севшего за руль и наверняка при этом рассчитывавшего на свою безнаказанность. Да что там — камня на камне не оставили от этих «аргументов».

Пожалуй, одним из лучших ответов наглым зарвавшимся деятелям, беспредельничающим под протекторатом административной «вертикали», стала эта реплика читателя:

«Я держу пальцы скрещенными, чтобы дело получило куда более серьёзный резонанс, чем пара постов в Интернете, включая этот. Выезжал с парковки? Простите, а парковка на Красноармейской — Крепостном находилась? Что, Toyota успела набрать порядка 60–70–80 км/ч задним ходом? Этот товарищ гнал по Горького со стороны вокзала от сотрудников ДПС и нырнул направо на «кирпич». Земля пухом ветерану, мэтру журналистики. Надеюсь родные и близкие сделают всё возможное, чтобы этот осычинский Будаев, кроме как в камере СИЗО, не нашёл своего места. Ну а дальше по этапу…»

«Рок мечет — я играю!»

Как удивительно раскладывает карты нашей жизни бесстрастная судьба. Владислав Вячеславович и Елена Петровна Смирновы переехали на новую квартиру совсем недавно. Ранее они жили в старенькой пятиэтажке за «Интуристом», но дом дал трещину — оттого что концерн «Покровский», не считаясь с градостроительным регламентом, построил по соседству, в историческом центра Ростова, небоскреб. И профессор с женой нашли новое пристанище — тоже в центре, но на более низком этаже, чтобы легче было подниматься Смирнову с его больным сердцем. Кроме того, теперь дом стоял на Крепостном, в самом средоточии старого Ростова.

Кто мог предугадать, что именно в сердце города, которому он посвятил жизнь, Смирнов примет смерть? Но самое поразительное — от кого ее примет.

В щемящих воспоминаниях о своем преподавателе, которые написаны только что, буквально «на смерть поэта», один из его многочисленных питомцев Геннадий Гордеев зафиксировал очень точное наблюдение:

Вот он, этот антипод, во всей красе.«Владислав Вячеславович выглядел как не от мира сего. Нелепо одет, рассеян, донельзя близорук. Да он и был не от мира сего — от этого нашего уже привычного мира — прагматичного, циничного, имитационного, прожорливого, Его и убил типаж-антипод, но привычный и типичный нашему глазу представитель Ростова — напившийся без берегов на типа понтовой точиле с типа понтовыми номерами. Убил на переулке Крепостном, то есть там, где родился Ростов. А ведь с книги «Крепость Дмитрия Ростовского» и началась замечательная серия удивительных, читаемых на одном дыхании книг Владислава Вячеславовича о родном городе: «Покровский сквер», «Театральная площадь», «Ростов под тенью свастики», «Нахичевань на Дону» и другие».

Сам Смирнов любил приводить ироническое описание горячо им любимого Ростова, найденное в одном из архивов: «Молодящийся старик неизвестного происхождения. Бережно хранит в секрете грехи и тайны молодости, немножко красится. Ведёт упорную и успешную борьбу с гигиеной, медициной, образованием и законами нравственности. Литературу признаёт только ту, в заголовке которой значится «отчёт», «расписка». «вексель». Грубоват, утончёнными манерами не страдает. В купле-продаже удивительный дока, философии придерживается самой простой: в деньгах счастье…» И добавлял: «Словно о сегодняшнем дне!»

В своих исторических штудиях он докопался и до истоков автомобилизации Ростова — благодаря Смирнову мы узнали, как в городе появился первый автомобиль: «Случилось это в 1903 году — чудо техники привёз богач Степаненко, главный герой городских скандалов. Однажды он допился до того, что посреди лета приказал рассыпать по мостовой два вагона сахара и катался по нему, словно зимой по снегу. Куда там нынешним нуворишам!»

Черная «Тойота Хайлендер», благодаря которой Владислав Смирнов навсегда покинул наш город и бренную землю, была далеко не первым автомобилем в Ростове. И сидевший за ее рулем не рассыпал сахар по тротуару, но наверняка чувствовал себя таким же хозяином жизни, подчинившим себе ход светил и порядок вещей.

Владислав Смирнов.Он сделал свой ход. Теперь наша очередь, ростовчане. Несмотря на наши грубоватые манеры и примитивную веру в силу денег. Поскольку сегодня и сейчас чиновничий беспредел из фигуры речи стал самой грубой очевидной реальностью.

Мы часто смеемся, когда впору плакать, потому что смех — это самозащита от бед и обид. Можно снести многое и даже придумать пару-тройку новых анекдотов и реприз для КВН, когда чиновники сочиняют идиотские законы, изводят нас бюрократическими формальностями или изобретают новые схемы воровства из бюджетов всех уровней. Но когда они походя и по-скотски убивают лучших людей из наших рядов — терпеть, молчать и хихикать не получится.

Мы ростовчане, Владислав Вячеславович.
Мы не забудем и не простим.

Ирина РОДИНА,
rostov-dom.info

Ваш отзыв